Ведьмаковская клиника

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмаковская клиника » Наша мастерская » Графомания.


Графомания.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Здесь можно выложить свои рассказы, земетки, эссе...

http://s60.radikal.ru/i168/0808/f1/911cfcdce079.jpg

(для стихов есть другая тема)

0

2

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/3/22/916/22916674_strings_attached_by_tofunkious.jpg

. : STRINGS : .
Посвящается одному хорошему человеку.

В одном, склонном к серийным самоубийствам, городе жила девочка.
Не большая. Не маленька. Хоть и давно жила, но всё равно - девочка.
Она любила:
~ Разноцветные конфеты
~ Вчерашний чай
~ Ванильное мороженное
~ Ночные прогулки по крышам
~ Танцы босиком под дождём
~ Неадекватных людей
~ Чёрно-белые фотографии
~ Курта Кобейна
И ненавидела условности.
А ещё она любила музыку. Как слушать так и играть. Она часто играла на нервах людей, как на струнах.
Она часто выходила на улицы и дергала струны прохожих. У всех они были разные. Стальные, медные, льняные, золотые, капроновые. Толстые как канаты и тонкие как волос. И звучали они все по разному.
Она рвала их, разбивая пальцы в кровь. Красная кровь текла по нежным рукам и звенящим нотам.
Ей казалось, что кровь очень красивый звук. Люди живут благодаря крови. Крови и музыке.
Но однажды, в толпе, она встретила такого же маленького-большого мальчика. Его струна была не такая как у всех. Она была волшебная.
Только не спрашивайте меня "почему?".
Просто такие струны всегда бывают волшебными. Они несут эмоции. Страх. Боль. Любовь.
Руки сами тянулись к этой струне.
- Зачем? - взглядом спросил он.
- Хочу порвать её - молча ответила она.
И она натянула струну до предела.
Дзынь.
Струна отлетела и хлестнула её по щеке. Резкая боль вспорхнула хрупкой, неоновой бабочкой и растворилась в волшебных звуках.
Конечно волшебных. А как же иначе?!
И тут она видела, то что раньше не замечала. Она увидела свою струну.
Не такую как у него. Старую, ржавую, злую.
Она так долго игра на чужих струнах, что совсем забыла про свою. Та, под давлением Города, покрылась пылью и проржавела. И однажды она сама начала ржаветь. быть городской, злой, циничной. Потребительство. Эгоизм.
- Это твоя? Дай теперь я сыграю на ней.
- Не надо.
- Почему?
- Но она ведь какая-то, ну злая что ли. И ничего не несёт кроме страданий...
- Нет
- Но тебе будет больно.
- Очень. До слёз.
- Я не хочу. Пожалуйста.
- Если позволишь - мне будет легче. Теплее и добрее.
- Но я не хочу ТАК
- Помоги мне...
Он дернул и ржавая пыль разлетелась в стороны. Попадая в глаза. Разъедая их. Из глаз покатились слёзы.
Ничего не видя она приготовилась услышать боль. Старой, ржавой струны.
Но вопреки её ожиданиям на свет родились прекрасные звуки. И сплелись с его звенящими нотами. В унисон.
Она ощутила тепло. Ей так захотелось сыграть с ним ещё раз. Она протянула руку и начала играть. Необычно. Чудесно. Волшебно.
Её  боль и его тепло слились. И ярко-ярко светились. И были вместе. Всегда.
и этот свет был лучше всего.
Лучше гашиша.
Лучше чая и мороженного.
И даже - прогулок по крышам.

(C) Bonsayka

0

3

Не моё. Но очень.
Этот опус ходит по различным блогам и дневам без автора. Пока не знаю кто ИМЕННО так пишет

...my sweet Moonbabe

Ещё немного про Любовь… ну, а про что же ещё,ведь я же… тебе же!

Ведь про тебя же… только вот, чем больше пишу, тем сильней убеждаюсь, все слова мира – чересчур слабые.
Чересчур тусклые – чтобы равноценно передать его, вечно юное.
Всё сияние моей Любви к тебе… а она - не та, перед которой меркнут звёзды – но та, которая их зажигает…
Просто они далеко-далеко-далеко, и свет их долетит до Земли через многие-многие-многие сотни лет… такие слабые слова!
Хотя и раскиданные туманными гроздьями зыбких отблесков – много где… нет, от написания они весомей не становятся… но кажутся, может быть… да я слишком горд! своей к тебе любовью – чтоб молчать о ней.
«Чушью-страдающий!» а разве?... с-ума-по-тебе-сходящий! – вот так.
Я убеждённый, истовый–безумец-по-тебе… что порой бываешь – сама Серьёзность. и задаёшь мне странные вопросы… например – за что я люблю тебя. За что?...
О, детка… «а вдруг я… ты же знаешь далеко не всё о моём прошлом…» наплевать.
Не имеет ни малейшего значения.
Ибо Любовь с условиями – не Любовь.
Да будь ты самим Мэнсоном – хоть Чарльзом, хоть Мэрилином – всё равно ты тот человек, кто лишь касается меня – и я сразу же, трепеща, тянусь к тебе, алчным гелиотропом – к тебе, моё солнце.
Ты целуешь меня – и я теряю себя, тая воском Икаровых крыл в твоих невыносимо жарких объятьях, мой Гелиос.
Ты заставляешь петь моё тело, щедро одаривая – своим… каждый раз – исторгая из него громкий победный пеан. пеан! – когда я пронзаю тебя, ища и обретая эйфорию страсти… Пеан! – когда ты растворяешься во мне – и ты, и я – мы оба! умираем в одной агонии нестерпимого наслаждения – чтобы вместе возродиться для новой, о да! пеан!... отдаваясь мне, ворчишь, что я – «твоя дурная привычка», вот я кто.
«Ты приучил меня к себе, к спокойной властной мощи - твоего уверенного золотистого тела, к твоей вечной ненасытности мной… - сосредотачиваешься в странно-обречённой паузе – и выпаливаешь на едином дыхании, признавая, – ты мой мужчина…» о да!
Ты тот, кто пристрастил меня жаждать этого признания, и желать твоей любви… неужели я смог бы забыть то оргиастическое полнолунное пиршество - где я причащался тебя – до самозабвения?... а ты – сможешь?...
В тот день я поздно добрался домой.
И всё-таки в спальне сперва даже зажмурился – Луна её так ярко, плотно освещала - хоть черпаком вычёрпывай.
Падавший в окно потоком свет был почти-весом… и ты, стоя в этом почти-осязаемом потоке, вертишь кистями, ощупывая, взвешивая клубящийся в лунном мареве микро-хаос частиц. я словно странный видел сон - заворожённо отслеживая всю череду парящих, плавных жестов... ласк?... или заклинаний?....
«Ловлю лунную форель» - улыбаешься рассеянно.
Подойдя, я обнял тебя: «И что, велик ли улов?» и руки твои отвечали – дивно-бесстыже, и красноречивей голоса, припорошенного звёздной пылью – и вдруг прошелестевшего тихим колокольчиком насмешки.
«Вполне. Достаточно велик… потому что мне попался… мне попался…» так кто же я тебе?...
Я буду тем – кем ты меня назовёшь. назови меня – Любовью. и это будет - Истина. «…знаешь, у тебя даже в глазах золотые искринки – мерцают, пляшут... сумасшедшими созвездиями…» - и голос твой надломился, зазвенел густой серебряной истомой.
«В них лишь одно. Единственная звёздочка, - возразил я. пьяный твоею мучительной, дух захватывающей нежностью - и торжествующий. Ибо в этом была Истина. - В них – лишь твоё отражение. Даже когда я не смотрю на тебя.» и я закружил тебя в медленном трансе полусомнабулического танца…
А потом искупал - во всех лунных морях, которыми то полнолуние перламутрово залило наше ложе; в Море Головокружительного Экстаза и в Море Огненных Ласк… и омытое ими твоё гибкое тело серебрилось опаловыми бликами - и казалось сотканным из тончайших светоносных нитей.
Ты - бог из пены лунного прибоя, Эмe… а я - имя, что ты шепчешь в бархатном сумраке ночи... возвращая мне сорванную с твоих бархатных губ орхидею поцелуя… и каждый несдержанный ими упоённый стон – тоже я.
Все их хмельные, сладостные букеты – мне… и я был – всевластен! я мог – всё! я брал тебя – и всю Вселенную в придачу… упиваясь твоей волшебной покорностью взахлёб… и мне всё было – мало!...
Я навсегда заблудился на тех зачарованно-жасминных лунных полянах – изведанных нами. Утонул в струисто-жемчужных безднах тех познанных с тобою лунных морей…
В Море Наваждения Страсти, в Море Твоей Трепетной Медвяности – навсегда.

…а ты говоришь – «за-что». за что?...
О, детка… моя Лунная детка… my sweet Moonbabe… да ни за что! – и за всё.
Просто за то, что ты – есть ты… но это уже к математике.

Плэйкаст '*** К ВОПРОСУ О БЕЗУМИИ ***', созданный GQXY.
Вот ЭТО ОНО. Просто Плейкаст

Отредактировано Людвиг (2008-05-16 11:40:28)

0

4

а где можно выложить свои рисунки карандашом, тут?

0


Вы здесь » Ведьмаковская клиника » Наша мастерская » Графомания.